Воскресенье, Декабрь 8
My-Dog.kz
My-Dog.kz

ЮНОСТЬ. Часть 1: Время пробы сил

0

Это время пробы сил: «тварь я дрожащая или право имею?» — когда молодая собака пытается манипулировать через агрессию, — причём не проявляя её, а провоцируя. Так человеческий подросток называется на грубость: «И что ты мне сделаешь?»

Это человеческие от пятнадцати до двадцати пяти — от юноши до молодого человека. У собак этот период начинается в 9-11 месяцев и заканчивается в полтора-два года.

Теперь на вас ложится роль НАСТАВНИКА. Не учителя и не няньки, а того, кто видит в подопечном Личность, кто умеет вовремя объяснить и показать выход, но не станет старательно уберегать от ошибок.

Думаете, я ошиблась? А вот совсем нет! «На ошибках учатся,» — совсем не фигуральное выражение.

Вот вам стандартный пример: молодой пес тянет, аки буксир. Попытки дергать его к успеху не приводят. А почему? Да потому что, стараясь уберечь его от ошибки, вы сами тянете поводок. Зато если ослабить «веревочку» и после пары напоминаний взять, да и остановиться резко — пес все сделает сам: сначала налетит на ошейник, потом остановится и, наконец, оглянется на вас — что случилось? Вот теперь с ним можно разговаривать.

Таким же образом лучше всего поступить, если ваш питомец нацелился пообщаться с заклятым другом или погонять кошку — дайте ему ошибиться и ощутить последствия ошибки на собственной шее, — только после этого с ним можно объясниться. Это как с юношеской влюбленностью — пока молодой человек сам не убедится, что его объект не достоин или не отвечает взаимностью, от ваших увещеваний будут отмахиваться.

О поводке мы еще поговорим.

Но вернемся к нашему подростку.

Мы завершили разговор об отрочестве на попытках молодой собаки отогнать от хозяина все, что движется.

Это свойственная данному периоду попытка самоутвердиться.

Так четырнадцатилетний подросток пытается отстоять перед родителями право на своё мнение, а дальше и навязать его взрослым — мир для него ещё контрастен и не смягчен полутонами — есть только свои и чужие и правые или виноватые, но есть апломб и настоятельное желание почувствовать свою значимость для окружающих.

Он только учится просчитывать события на несколько ходов вперёд, и крупной ошибкой будут прямые запреты. Во-первых, чем строже запрет, тем больше соблазн его нарушить, а во-вторых, запреты на самом деле ничему не учат. Намного конструктивнее принцип «отвергая — предлагай»: если не стоит делать так, то нужно предложить правильный ход, который позволит выйти из спорной ситуации, «не потеряв лица».

Собачьи подростки мало чем отличаются в этом своих двуногих «сверстников» — они очертя голову кидаются на встречных собак в попытках доказать себе и хозяину свою крутизну, за которой тщательно прячется… неуверенность и неумение найти выход из спорной ситуации, не ввязываясь в открытый конфликт.

Самое печальное, что мы в этом деле подаём весьма сомнительный пример, пытаясь жёстко пересекать «нежелательное поведение» — вместо объяснения, мы сами становимся инициаторами конфликта.

Главная движущая сила юности — амбиции. Именно они заставляют нас двигаться вперёд, осваивая новые горизонты. Собаки в этом отношении ничем не отличаются от нас — они так же переживают, «что пацаны на районе скажут», ведутся на подначки и совершают те же ошибки «на эмоциях» что и мы.

И укоренившееся мнение, что собака — «вечный ребёнок», играет с нами плохую, а часто жестокую шутку.

Как любой подросток, собачий очень озабочен отношением к себе со стороны окружающих, отсюда проистекает масса протестов, которые однозначно толкуются как неповиновение, а порой и как агрессия.

Эти же амбиции толкают подростка на бунт на ровном, казалось бы, месте — вчера ещё все было мирно, а сегодня подрался с лепшим корешем. Дома влез на стол и спер кусок колбасы, а когда на него начали ругаться, ещё и зарычал…

На этот же период приходятся и самоволки — молодой пёс либо проскакивает между ногами в двери или калитку, либо находит дырку в системе вашего ограждения.

Он что, испортился или с ума сошёл?

Ничуть. Он расширяет горизонты и пытается «прогнуть мир» под себя, а вы являетесь частью этого мира.

Вопрос, на который все люди отвечают правильно: если встретились две собаки и стоят друг перед другом — какая зарычит первой? Правильно, та, что слабее.

Тогда почему мы все время пытаемся изображать слабую собаку?

Нет ничего глупее, чем угрожать подростку, особенно если вы не готовы привести угрозу в действие. С точки зрения подрастающей личности, угрожает всегда тот, кто слабее или боится (по сути это одно и то же), а по закону улицы, который неизменно работает и у собак, если драка неизбежна, бей первым. И вот уже защищаться приходится вам. А ведь чего бы проще, пожать плечами и иронично поинтересоваться, не с дуба ли ваш питомец свалился?

Противоположный полюс ошибочной интонации — сюсюканье. Это когда интонации растягиваются в жалестно-неуверенное: «Хороооооший, хороооший…» — нет в этом голосе ни опоры, ни искренности — сплошная фальш. И вот наш подопечный начинает протестовать — он «глохнет», а при подзыве с тупым выражением на морде пробегает мимо. Но стоит поменять интонацию на поддерживающую: «Ай, браво! Молодец!» — и пес моментально включается в контакт.

Так и получается, что ирония — наше всё.

Вообще-то, как ни удивительно, но дворово-босяцкая интонация в общении с любыми собаками — от чиха до волкодава оказывается единственно верной и понятной для мохнатой братии. Пока не могу точно сказать, почему — может быть потому что демонстрирует абсолютное безразличие к чинам и званиям, уверенность в собственной возможности управлять моментом и столь же абсолютную внутреннюю раскрепощенность? Пока вам придётся принять это как данность и просто пользоваться.

Евгения Маныкина

Читайте на портале МОЯ СОБАКА другие части из серии «Юность» в рубрике «Дрессировка и спорт»

Группа ФБ «Дрессировка собак в Москве»

Поделиться

Оставить комментарий