Воскресенье, Декабрь 8
My-Dog.kz
My-Dog.kz

Когда сбываются мечты

2

Недавно папа разбирал кладовку и нашел мои детские рисунки. Я рисовала много-много собак, самых разных. Амуницию, препятствия, домики и площадки для дрессировки.

А реальность получилась даже лучше. В предгорьях Талгара стоит маленький домик с синей крышей. При нём 10 вольеров и выгулы. Есть огороженная площадка с полосой препятствий. Освещение, стол для защиты и даже беседка. Этой весной появилось официальное название – площадка «Дельта».

Мы занимаемся обучением собак. Мы, это Сергей Фещенко, и я, Бирута Чумина. Сергей фигурант ранга САСIT, участник Чемпионата Мира WUSV WM 2011 года. Я занимаюсь послушанием, ринговой и  физической подготовкой собак. Нашей площадке уже 5 лет.  

За это время подготовленные нами собаки заработали много кубков и наград для своих владельцев. Горжусь результатами двух сестрёнок, рожденных в питомнике «Aus Taras»:  Waikiki и Vilora несколько раз удостаивались оценки «отборное отлично» (VA). Это высшее выставочное достижение для немецкой овчарки.  Присуждения этой оценки возможно при наличии кёрунга (korung). Это комплексное тестирование по объективной и качественной оценке собак, на соответствие стандарту породы. Кёрунг отличается от экспертизы на выставке тем, что специалист выставляет оценку по конкретным критериям, собаку взвешивают, измеряют. Данные затем заносятся в кёркарту: происхождение, описание статей и темперамента. Для прохождения кёрунга нужно собрать целый пакет документов: сертификат о здоровье суставов, тест на выносливость, дипломы по дрессировке и тест на социальную адаптацию. За последние 4 года я подготовила к сдаче кёрунга 9 собак. От и до. От обучения послушанию и защите, показу на выставке и прохождения тестов. До сдачи экзаменов  и презентации на кёрунге.

Лучшая мутпроба Центы
Лучшая мутпроба Вилоры

Особенно приятно, что вместе с титулом VA девчонки удостаивались награды «Лучшая Мутпроба». У Вайкики  – больше 5 таких наград, у Вилоры – 2.  Под разными судьями, в разных городах и странах, при работе с разными фигурантами. Для меня это лучшая оценка качества нашей работы.

Вайкики также титулована и на соревнованиях по дрессировке. Первое выступление наше не задалось. На любительских соревнованиях в Алматы  мы были  лишь в десятке по баллам. Зато на Чемпионате Казахстана 2017 года,  в Астане – 3 место в абсолютном зачёте и одно из самых красивых выступлений в ОКД.

Waikiki имеет зачет в IPO – 1, в разделах А и В.  Это была моя первая сдача IPO. И я очень благодарна владельцам Кики – Мартынову Валерию Валентиновичу и Алёне Геннадьевне за доверие. Результаты проделанной работы радуют и вдохновляют. Благодаря этим собакам я научилась делать по-настоящему качественный тренинг. Для Кики путь к таким результатам был не быстрым, почти два года. Но, я – её проводник, шла к этому намного дольше.

Первая мечта.  

Всё началось с детского энтузиазма. У меня была собака и книжка о дрессировке. Это был метис русского черного терьера и восточно-европейской овчарки. Он родился у нас дома. Я назвала его Джеком и упорно дрессировала. Он выучил многие трюки: «Поклон», «Умри», «Зайка». Умел считать, прыгать через тросточку, держать на носу кусок колбасы.  Мы делали представления для гостей. Но поведение Джека всегда носило для меня случайный характер. То он «вдруг» кусал людей, то убегал на прогулке, то рвал других собак. И я вечно ожидала от него неприятных сюрпризов.  Гуляли мы в строгаче и наморднике. Папа нашёл кинолога.

На талгарском велотреке занятия по дрессировке проводила Юля. К сожалению, не помню ни отчества, ни фамилии. Она была моим первым инструктором. Очень добрая к собакам, понимающая, методику обучения она базировала на социальном аспекте. Собаки её обожали. Юля рассказывала удивительные истории о своей первой овчарке, восточнице Юте. Это стало моей новой мечтой и на первую стипендию была куплена ВЕО. Её звали Зайка. Счастью моему не было границ и не хватало пространства. Зайка была для меня собакой без недостатков. Если бы я сейчас оценивала такую собаку, то отзыв был бы нелестный. А тогда я любила её такой, как есть. Возможно именно поэтому, Зайка стала лучшим другом для меня.

Чтобы описать характер Зайки, расскажу один случай. На наше первое занятие мы шли пешком часа полтора. Псина дрожала и пугалась всего подряд. Обычно я проходила это расстояние минут за 30. А когда мы подошли к площадке, где шли занятия, она просто легла. Да. Заскулила и легла. «Ну ты же овчарка! Пошли знакомиться!». Пришлось мне взять испуганную псину на руки, посадить на шею и так идти до площадки. Несколько занятий Зайка провела на ручках. Потом осмелела, спустилась на землю и стала осваиваться.  Через несколько месяцев уже никто не узнал бы в ней робкого подростка. Спокойная, самоуверенная и справедливая. Она улаживала драки между собаками, возила меня домой на велосипеде и терпела моё обучение.

Вторая мечта.

Мой первый инструктор по дрессировке, Юля, уехала на Алтай и завещала мне вести площадку. Я пошла на курсы в «Верс – К9» и получила корочку инструктора – дрессировщика. Начала готовить немецких овчарок к монопородным выставкам.

Тогда фигуранта в Талгаре не было. А я  грезила защитной службой. Это то, чего не хватало для полного счастья. Овчарка ведь должна кусаться! Ездить на занятия в город не было возможности. И вот. Снова мечта сбылась! Немчатники пригласили на нашу площадку Владимира Ивановича Приходько. И с этого началось новое для меня понимание дрессировки.

 Личная овчарка Приходько – Норис, была уже в возрасте 11 лет. У них были чудесные взаимоотношения! Ей не нужен был поводок, угрозы или несколько команд. Она понимала своего хозяина с полуслова, полужеста и была рада выполнить любую команду. Внимательная, самодостаточная она открыла для меня новое виденье овчарки.

В.И. Приходько я сдавала свой первый экзамен – ОКД с Зайкой. Ей тогда было 4 года.   Мы сдали на первую степень.

С Зайкой у нас случился один анекдот. Она была на привязи, когда к ней подбежала чья-то немецкая овчарка.  Но драки не произошло. Только короткий бросок и немка с визгом отскочила. Вся её морда была в крови. Зая располосовала ей ухо. Такая у неё была реакция. Владимир Иванович тогда пошутил: «Ненастоящая овчарка настоящую покусала!» Он занимался немецкими овчарками, а я обожала восточников.

Сильным потрясением для меня стала смерть Владимира Ивановича, мы занимались с весны и до осени, а зимой он умер. Наверное, около года желание работать собаками не было … у кого учиться, куда идти? 

Я готовила к выставке зонарную немецкую овчарку. Не помню, как мы выступили с ней. А  через некоторое время после выставки владелец привёз её мне: «Забирай, она не ест. Видно скучает по тебе. Привязалась». Так у меня и появилась первая немецкая овчарка – Цента. Мы начинали готовить её к защитной службе вместе с В.И. Приходько.  Жаль не успели довести до экзаменов.

Начались мои скитания по дрессировщикам Алматы. Частные инструктора, площадки. Где только мы с Центой не побывали. Из этого периода жизни я вынесла убеждение, что плохих собак не бывает. У всех инструкторов свои методики  и цели.

Третья мечта.

В Талгаре набралась группа желающих заниматься. У нас было больше 10 собак. Удалось пригласить фигуранта из города. Площадку организовали на территории заброшенного завода. Мы занимались ОКД и ЗС. Стремились к экзаменам. Компания у нас была разношерстная: немцы, ризеншнауцер, восточники, САО.

В тестовом режиме провели экзамены. Неофициальные, междусобойчик. Сами себе купили призов и сладостей к чаю и попросили инструктора нас посудить, как на соревнованиях. Было классно. Цента тогда выиграла 3 место в ЗС. Воодушевлённая таким успехом, я зарегистрировала её на «Чемпионат Казахстана по дрессировке». Она убежала с фактора. Хотя до этих соревнований, мне казалось, что Цента отлично кусается. Недочёты своей работы я тогда не понимала.

Соревнования я провалила, зато познакомилась с потрясающим тренером – Ириной Кругловой. Так началось мое погружение в философию ИПО. Система балльной и качественной оценки… восприятие собаки как партнёра… гармоничное впечатление о работе пары… это в очередной раз перевернуло мои убеждения и заставило пересмотреть подход к процессу обучения.

 В нормативе ИПО есть фраза «Собака не должна выглядеть как спортивный снаряд своего проводника». Основной критерий оценки в ИПО – состояние, желание собаки работать для своего проводника. К результату нужно стремиться, желать качественной работы.  Но никогда в ущерб отношениям.

В процессе.

После тех соревнований я стала работать с Сергеем Фещенко. Через три месяца тренировок Цента отработала защитный раздел на монопородной выставке КНОРК и выиграла Лучшую Мутпробу. Это было просто обалдеть как неожиданно!

С тех пор я часто получала эту награду с разными собаками: Вайкики, Вилора, Инари. Они успешно выступали и с другими проводниками. Инари, например, получила на альтернативной монопородной выставке Лучшую Мутпробу и выиграла свой ринг.

На мой взгляд, сейчас сложилась псевдо-культура дрессировки. Основной запрос – отдать на дрессировку и забрать идеальную собаку. Множество дрессировщиков с удовольствием поддерживают такую идею. Собаку учат выполнять 3 – 5 команд и бегать по препятствиям. Затем возвращают владельцам  с биркой «дрессированная».

Но если мы будем искренни и зададим себе вопрос: всё ли в нашей жизни сводится к выполнению команд? Положа руку на сердце, это не так.  Говоря о хорошей собаке, подразумеваются качества характера: уверенность, смелость, уравновешенность. Правильное воспитание и дрессировка позволяют развить в собаке эти качества. На мой взгляд, обучение это средство, а не цель. Когда с собакой работают осознанно, развивая её лучшие качества, это формирует доверие и взаимопонимание между человеком и собакой.

Сейчас любой человек, общаясь с собакой, использует в первую очередь команды. Нет понимания процессов, которые побуждают собаку слушаться нас. Мы можем сколь угодно подавать команды. Но можете ли вы доверять собаке без поводка, в незнакомой обстановке? Если нет, то стоит задуматься. Зачем вы обучаете её командам?

К сожалению, сейчас очень многие используют принуждение как мотивацию в обучении. Это очень быстрый и эффективный способ. Достаточно надеть на собаку строгач или электоро-ошейник и появляется иллюзия послушания.  Но обученная таким образом собака слушается из страха. У таких тренировок не очень светлое будущее. Возможные последствия: переадресованная агрессия, побег собаки, хроническое стрессовое поведение и как результат  — сокращение продолжительности жизни. Об этом писал ещё Хельмут Райзер, тренер и гуру IPO, в свое книге «Защитная собака».

Сейчас моя цель: применение современных методик в тренинге собак. За последние несколько лет появилось много нового. Современные исследования говорят о наличии у собак эмпатии, потребности в сенсорном притоке, развитом языке жестов – сигналах примирения. Они были открыты и описаны Тюрид Ругос, экспертом-кинологом из Норвегии, в книге «Диалог с собаками: сигналы примирения».

Празднование Рождества на площадке «Дельта», г. Талгар

Думаю, мы и сейчас ещё не всё знаем о собаках. И есть куда стремиться. На своём опыте я поняла, что лучшие результаты достигаются через доверие и понимание.  Занятия с собакой, построенные в режиме партнёрства – намного выгоднее рабского повиновения. Считаю, что самый правильный процесс обучения — когда владелец собаки сам работает с ней. В этом тренинге есть развитие и будущее. Когда человек понимает причины, он может влиять на результат.

Бирута Чумина, г. Талгар

Поделиться

2 комментария

  1. Наталья Дровосекова on

    Бирута, хорошая статья, у вас хорошо получается писать. Может сделаете несколько статей о дрессировке?

Оставить комментарий